Немного о жалости

para_na_prirode-min

Все знают, что женщина, в особенности русская, способна найти завалящего мужичка, отмыть, закодировать, приласкать, накормить, пристроить на работу и прожить с ним еще не один десяток лет.  Однако представить себе в аналогичной ситуации мужчину едва ли возможно. А все потому, что мужчины не знают жалости. Им почему-то может стать жаль старушку на улице с солениями в баночках, и они сунут ей пятьсот рублей в рваную варежку, или пса под дождем, и они приведут это непонятное существо в дом и оставят себе навсегда. И даже своих детей, что случается намного реже, мужчинам тоже может быть жаль! Но женщину в растоптанных шлепках, стоящую в фартуке у плиты, лишенную времени сделать себе маникюр и прическу, им не жалко. Более того, мужское уважение к ней намного ниже, чем к красотке на шпильках, проходящей мимо по офису. «Да-а-а, к такой на кривой кобыле не подъедешь», — комментируют офисную красотку друг другу мужчины. Разумеется, нет! На кривой ни в коем случае! А все почему? Потому что она сама себя любит и уважает. Потому ее чувство собственного достоинства не лежит комочком в углу, а гордо реет флагом, словно говоря каждому проходящему мужчине: «Цени меня. И на кривой кобыле ни-ни».

Несколько лет назад я приятельствовала с одной семейной парой. Как-то за бутылкой вина на кухне они мне поведали историю о том, как однажды муж чуть не ушел из семьи. Однажды он «разлюбил и устал». В тот день, когда без пяти минут бывший стоял в прихожей с чемоданом и собирался сказать последнее «прощай», его несчастная супруга бросилась перед любимым на колени и взмолилась: «Не уходи! Ну, пожалей ты меня! Пожалуйста, не уходи!». С этими словами она стала плакать и целовать его колени. А он стоял смотрел, смотрел и не ушел… Мы сидели поздним вечером на огромной кухне в их сталинской квартире, потягивали вино. Я в ответ на эту историю смогла протянуть только: «Да-а-а…». Больше ничего в голову не пришло. Я смотрела на них — глаза жены светились счастьем и любовью к мужу, а глаза мужа ощупывали мою грудь. «Неужели она счастлива, — думала я, — почему он остался, если не любит? Из жалости?»

Пожалуй, именно в тот вечер я поняла, что мне мужская жалость не нужна.